четверг, 22 мая 2008 г.

Из цикла "Сюжетцы"

http://maria-gorynceva.livejournal.com/101564.html

Много раз уже было замечено, что жизнь, как выразился сегодня френд avva- "не боится быть плохим писателем". Или, как когда-то сформулировали этот тезис мы с моим полевым командиром Леонидом Александровичем Ситниковым, "жизнь - лучший романист. Она не боится дурновкусия".

Первая часть высказывания принадлежит ему, вторая - мне.

Вообразите такой дурновкусный сюжетец.

Ей - девятнадцать, ему - двадцать два. Он, конечно, кажется ей очень взрослым, и она, разумеется, почти открыто влюблена в него. Он в душе совсем не против ответить взаимностью, но у него духовные искания, и он не уверен, что она будет ему в них хорошей спутницей. Взаимная симпатия есть, но пути их расходятся. Он женится, она выходит замуж. У обоих рождаются дети. Но их "невстреча" оставила след в душах у обоих.

Он вместе с семьёй под воздействием исканий уезжает с группой восторженной интеллигенции в алтайскую деревню, где живёт жизнью сельского пролетария. Однажды в заброшенной избе на окраине, на стене он увидел глубокомысленную надпись, сделанную каким-то деревенским жителем: "Ёги - праститутки!" Ёгам-праституткам, так и не ставшим своими в деревне, пришлось вернуться в город - надо было давать нормальное образование детям, достигшим старшего школьного возраста.

Изредка до него и до неё доходили вести друг о друге. Ещё реже они виделись в гостях у общих знакомых. Так прошло ровно четверть века.

И однажды в солнечный летний день они встретились на похоронах у общего знакомого, одного из ёгов, с чьей дочерью дружила она. Он посмотрел на неё и после поминок поехал к ней, чтобы больше не расставаться. Что ж, покойный был актёром и большим шутником и при этом столь же большим любителем Достоевского. Шуточка была вполне в его вкусе.

А через три года она сама попросила его уйти. Трудно верить в любовь мужчины, который не хочет брать на себя ни малейшей ответственности и каких-либо обязательств, всё так же пребывая в духовных исканиях. Ей казалось, будто добрый Отец дал ей, как малому ребёнку, давно вожделенную игрушку:
- Ты так сильно хотела? Ладно, возьми поиграй. Теперь, когда ты не плачешь и не требуешь, ты ведь не разочаруешься, если это окажется не то, что ты представляла себе?

Она не разочаровалась. Она ещё раз получила возможность убедиться: воистину, всё к лучшему в этом лучшем из миров...

суббота, 17 мая 2008 г.

четверг, 15 мая 2008 г.

Фирс Федосович Болонев рассказывал...

http://maria-gorynceva.livejournal.com/98891.html

Фирс Федосович Болонев, сам из Забайкальских семейских, рассказывал, как когда-то старообрядцы в его краях учили молодёжь петь церковные песнопения.

Как известно, старообрядцы всех согласий в духовном пении сохранили древнерусскую монодическую традицию и систему "гласов" (ладотональностей). Записывались напевы солевой нотацией, иначе называемой крюковой. Петь полагалось "по книге", но уважающй себя певчий должен был знать весь корпус музыкальных текстов на память. Потому что запевал, глядя в книгу, головщик, а хор подхватывал и вёл без подсказок.

Никакое хоровое пение не терпит грязи - в хоре четвертьтоновая грязь великолепно слышна даже такому не слишком музыкальному человеку, как я. Недопустим и темпо-ритмовый разнобой. При монодическом пении всё это недопустимо вдвойне, потому что не спишешь ни на хитрые многоголосные ходы, ни на затейливость ритмического рисунка партии.

По словам Фирса Федосовича учили так. Хор, заранее разделённый на два "крылоса" принимался петь, и в процессе пения страшие разводили "крылосы" по разным помещениям, где они не могли бы слышать друг друга. Там они некоторое время пели, после чего их, не прекращавших пения, опять сводили в одну комнату.

И они должны были ПОЛНОСТЬЮ СОВПАСТЬ - в тональности и в темпоритме. Разъехались в тональностях, одна группа "убежала" вперёд другой - начинаем всё сначала.

Надо ли говорить, что чувство ритма, темпа и тона у них было просто железным после такой муштры? Они умели, безо всякого дирижёра, распевать сложнейшие, длиннющие орнаментальные распевы (на цепном дыхании), чувствуя друг друга буквально как части единого тела, с полувздоха, с полуноты.

Не исключено, что такой способ обучения практиковался и в Древней Руси. Судя по дошедшей до нас музыкальной литературе, уровень профессионализма древнерусских певчих был очень высоким.

...Как такой народ растерял навыки своей музыкальной культуры - уму непостижимо. На одном грузинском форуме я нашла пост, в котором утверждалось, что на бывшем постсоветском пространстве есть только два певчих народа - грузины и украинцы.