четверг, 17 января 2008 г.

А Нора Иванова, оказывается, тоже умерла

Я тут немного прошляпила печальную дату. 12 января - год со дня смерти Норы Ивановой, цыганской певицы с феноменальным по красоте тембра и диапазону голосом.

Её преступно мало записывали. Из цыганских песен я знаю один миньон с пятью вещами (у меня он есть) и бэк-вокал в романсе "Ямщик, не гони лошадей", который пел её муж, Михаил Иванов на большой пластинке "Песни цыган", выпущенной в тысяча девятьсот семьдесят лохматом году. Её джазовый вокал, по признанию Александра Эйдельмана, не записывали вообще. Остались только видео и какие-то любительские записи. Эйдельман клянётся, что по ним произведут реконструкцию.

Ну, как всегда - несть пророку чти в семействе своём и отечестве своём. Надо было, чтобы фантастическое контральто ушло в страну теней, чтоб забегать. Как будто при жизни было неясно, что эта артистка из тех, кто составляет славу российского искусства.

Вот что пишет о ней Александр Эйдельман (2007 г.):
От нас ушла Нора Иванова, ушла для всех внезапно и неожиданно, ничто не предвещало такого исхода. Жизнь этой замечательной, яркой московской певицы, искренне преданной джазу, оборвалась 12 января.
Нора Иванова родилась в семье потомственных цыганских музыкантов. Её отец - композитор, заслуженный деятель искусств, мать - артистка и одна из основателей театра "Ромэн".
Свое творческое восхождение Нора начинала в качестве пианистки-аккомпаниатора в филармонии. Затем главный режиссёр Ленинградского мюзик-холла Илья Рахлин пригласил её на работу в качестве певицы, и там она впервые включила в свой репертуар джазовые композиции. Параллельно она серьезно занимается цыганским фольклором, и в этом ей помогает её мать Нина Панкова, тонкий знаток и исполнитель подлинной цыганской песни.
Нору приглашают в театр "Ромэн". Для своего дебюта она выбрала несколько сцен из пьесы "Кровавая свадьба". Театр на время стал главным для Норы и, получив приглашение от английского режиссера Брайана Кокса и Олега Табакова, Нора на сцене МХАТа играет Титубу в "Салемских колдуньях" Артура Миллера. Жизнь этого спектакля закончилась после гастролей в Шотландии и Англии. После этого Нора всю себя посвящает джазовому вокалу.
В 1975 г. Леонид Утесов приглашает Нору в свой оркестр, и с этого начинается новый этап в её творческой биографии. Она всё глубже погружается в джаз, входит в московский джазовый мир и работает с разными музыкантами и составами, участвуя в концертах, фестивалях и конкурсах.
В 1996 г. Нора участвовала во 2-м международном фестивале вокального джаза "Джазовые голоса". Тогда ей аккомпанировало блестящее трио: пианист Вагиф Садыхов, контрабасист Виталий Соломонов и недавно ушедший от нас барабанщик Иван Юрченко. Невольно думается о страшном, пугающем совпадении: с интервалом в месяц погасли две ярких звезды - Ваня Юрченко и Нора Иванова. Они были дружны и часто выступали вместе.
К сожалению, при жизни Норы не вышел ни один диск с её записями, но, к счастью, есть аудио- и видеоматериалы с ее выступлений, и, я надеюсь (и готов в этом принять самое активное участие), такой диск удастся сделать. Нора любила музыкантов и всех, с кем ей приходилось работать. Она была очень проста и легка в общении, отзывчива, доброжелательна и очень ответственна. Она любила музыку и музыканто,в и музыканты любили ее. Эта любовь и память о талантливой певице, о добром, замечательном человеке, о звезде по имени Нора останется с нами надолго.

Президент московского "Джаз Арт Клуба"
Александр Эйдельман

Я с удивлением сейчас узнала, что её мама - знаменитая Нина Панкова (для меня её исполнение "Мэ дарава" ("Я боюсь") - до сих пор остаётся эталонным). Ну, было в кого девочке стать музыкальной.

Помню, году так в 72-м или 73-м увидела у маминой подруги маленькую пластиночку. На конвертике, на каком-то малиново-красном фоне - фото красивой женщины. На другой стороне конвертика написано: "Нора Иванова исполняет цыганские песни". Я тут же выпросила послушать. Кажется, пластиночка была ещё "моно". Поставила дома - и с первых трёх слов влюбилась в этот голос. "Мэ кэ тумэ...", - пророкотало сильное и глубокое контральто. Я увидела речку на Алтае, возле которой когда-то стоял мамин геологический отряд, осеннее утро с первым инеем на траве, лесок вдалеке - и "шатра" в которую заходит некто. Песня проняла меня до печёнок - а всего-то в ней поётся о том, как человек услышал песню и зашёл в чужой шатёр. Завела его туда "душевная песня". Правда, теперь понимаю, что дело не столько в том, что песня была "пало ромэнгиро джиибэн бибахтало" (о цыганской несчастной жизни), сколько в том, что пел он её в молодости - "коль сомас тэрно, мэ ла багандём".

Для меня до сих пор исполнение Норы Ивановой "Настеньки" и "Ай, да на задэна" - эталонное. "Настеньку" даже боготворимая Соня Тимофеева так, на моё ухо, не пела. А моя мама влюбилась в песню "Имармэ", где Нора демонстрировала потрясающие верхи. "Прямо Има Сумак!" - удивлённо восклицала мама и ставила пластинку гостям (я сразу же, прослушав чужой дисочек, побежала в Торговый центр и, к счастью, там эта пластинка продавалась,).
(А вот тут - ссылка на песню "Имармэ": http://maria-gorynceva.livejournal.com/128528.html ).

В Сети мне удалось найти, как мне кажется, лишь не самую удачную песню с той пластиночки, хотя тоже очень красивая. Она называлась там "Памяти Джанго". Кто такой Джанго Рейнхардт, я узнала два года спустя. И всё равно, представление о голосе составить можно. Для меня эта песня всегда пахла весенним снегом. Когда Нора пела: "Кай, какй, кай ту сан, мэ тут латхава", я почему-то неизменно верила, что не только она найдёт своего Джани, но и я найду. Не нашла, но слушать до сих пор сладко. И до сих пор пахнет весенним снегом.

Об этой песне я вот что нашла:
http://www.kpnemo.ru/music/2007/06/09/Zolotyie_tsyiganskie_hityi/
"В 1998 году ночью записал с эфира Радио НСН (была такая замечательная радиостанция на FM Национальной службы новостей) песню Peggy Lee "Джани гитар" из одноимённого фильма 1954 года. Стал искать эту песню в ином качестве - ничего не нашёл. Однажды через несколько лет после поисков, прослушивая "трофейные" пластинки, на одном диске с ромалами обнаружил "Джани гитар" на цыганском языке в исполнении Норы Ивановой! Прилагаю обе эти записи. На пластинке года не нашёл, только написано - Нора Иванова, Джани-гитар (Рейнхардт-Иванов). Я так понял, Иванов - это и есть наш "Джани гитар"...
ПОДПИСЬ:Человечек
Кликайте на ссылку в процитированном собщении Человечка (на всякий случай дублирую http://ifolder.ru/2328282 ) и качайте Пегги Ли и Нору Иванову.
Архив весит примерно 10 мег.
УПД: Управление этой ссылкой я почему-то утратила. Ссылка работает, но я на всякий случай залила ещё раз: http://ifolder.ru/7202486 .

Спишу слова, можете подпевать (Лиля подправит строчку, выделенную курсивом, я не разберу, то ли там "одо суно", то ли "ад(р)о суно" - "тот сон" или "во сне"?)

Ило ровэл
Ёв тут кхарэл, мро Джани.
Кай тут тэ лав,
Кай тэ родав?
Ушун ман!
Кай, кай, кай ту сан,
Мэ тут родава,
Ушун гилы мири,
Джани-гитар.

Одо' суно, одо' суно
Мэ тут дыкхава
Кай тут тэ лав,
Кай тэ родав,
Мро Джани?
Кай, кай, кай ту сан,
Мэ тут латхава,
Ушун гилы мири,
Джани-гитар.


Сердце плачет,
Оно зовёт тебя, мой Джани.
Где тебя взять, (лучше, наверное, "обрести"?)
Где тебя искать?
Услышь меня!
Где, где, где ты -
Ищу тебя.
Услышь песню мою,
Джани-гитарист.

Тот сон, тот сон (Или "во сне, во сне"?)
Я тебя вижу.
Где тебя взять,
Где искать,
Мой Джани?
Где, где, где ты,
Я тебя найду!
Услышь песню мою,
Джани-гитарист.

(Отсюда: http://maria-gorynceva.livejournal.com/32422.html )

воскресенье, 13 января 2008 г.

Дыбр о том, о сём

http://maria-gorynceva.livejournal.com/30321.html
Надысь мне приснился Лауретсульфат. Видимо, натрия.

Он являлся мне то в виде остреньких, колючих кристаллических палочек, с которыми, как я помнила во сне из поста в ru_soap, надо работать в респираторе, то в виде тощего, продолговатого молодого человека. В общем, обчиталась я постов сообщества. И с горечью узнала, что детское мыло, которое я купила в качестве основы - как раз негодящее, зловонное мыло "с зайчиками".

Почему-то ужасно болит правая рука. Кажется, я переусердствовала с эспандером, следуя завету Костика: "А прогресс будет тогда, когда вы выполните упражнение столько, сколько можете, и ещё немножко сверх того". Эспандер выбирала самый тугой. Когда покупала, два кокетливых молодых человека, по облику бизнесмены мелкой или средней руки, поинтересовались:
- Зачем вам самый тугой?
- Чтобы душить таких, как вы.
- Зачем нас душить? - удивились они.
- В объятиях, - ответила я, и они, рассмеявшись счастливым детским смехом, ушли довольные.

Записывая свои калории, взяла бумажку - а на ней распечатка моей переписки с Эм. Подумала, как ему повезло, что я - это я, и у меня "нельзя, и всё" работает безотказно. Как я могла бы его пошантажировать этой распечаткой в ином случае! Однако главное не это. Почему-то вспомнила романс, который пела Клавдия Шульженко: "Ваша записка в несколько строчек..."
Попыталась представить, как пела бы его дама эпохи электронных ресурсов: "Ваша мессАга в несколько байтов... Ах, я давным-давно не та!"
А ещё недавно попробовала представить, как выглядел бы Интернет времён Евгения Онегина. Ну, вот вообразить себе, что электричества дя освещения ещё нет, транспорт на конной тяге, "железка" только брезжит - а Интернет каким-то загадочным образом есть. Дворянская молодёжь сидела бы в чатах? Интересно, чатились бы они по-французски? По аське бы договаривались о балах? Скачивали бы парижские выкройки? И Татьяна Ларина познакомилась бы с крутым парнем Онегиным в чате, а потом вдохновенно читала бы его блог? А потом какой-нибудь кулхацкер из крепостных грохнул бы Танину почту, а там - "Я к вам пишу, чего же боле..." Ужас, скандал! Он бы мог её шантажировать, а ей нельзя было бы даже потребовать от хозяев крепостного умельца, чтоб высекли подлеца на конюшне - пришлось бы тогда огласить себя! И Юджин Онегин был бы в крайне затруднительном положении: крепостного на дуэль не вызовешь, не драться же с ним на кулачках в барской роще, особенно если роща где-нибудь под Нежином.